главная   расширенный поиск   карта  



Наши партнеры:


Канск 5 канал
Радио 5 Канск
Восточный регион, газета
ФСК Канск
РЖИЦ

Деловые партнеры:

Сбербанк
Кедр банк
Росбанк
МДМ Банк
Братский народный банк
РоссельхозБанк

Статьи Статьи Интересные статьи о недвижимости Cтратегии использования материнского капитала

Cтратегии использования материнского капитала
Согласно данной программе, женщины, родившие (усыновившие) второго ребенка или последующих детей после 1 января 2007 года получают право на дополнительную финансовую поддержку со стороны федерального бюджета. Эти средства (материнский капитал) предоставляются матери в форме сертификата по достижении вторым (или последующим) ребенком возраста трех лет. По мысли законодателей, данный сертификат женщина может использовать строго определенным образом — вложить в строительство жилья, в обучение одного из детей или в накопительную часть собственной пенсии.
Всё бы ничего, да вот только на деле получить этот капитал не так просто. Уходящий год отметился несколькими крупными скандалами в регионах. Так, в Ульяновской области чиновники не предупреждали мам об их праве на государственные деньги либо срывали сроки выдачи сертификата. В Татарстане сотрудники Пенсионного фонда заставляли родительниц приносить не только справки из загса, но и свидетельство о рождении самой заявительницы, которое у многих уже не сохранилось. К тому же материнский капитал перестает индексироваться в момент получения сертификата. Получила семья его в 2010 году — вместо 250 тыс. рублей будет 310 тысяч. Но не больше. Так что на подготовительные курсы в институт для малыша вряд ли хватит: через несколько лет инфляция оставит от богатства копейки. Да и сейчас суммы хватит разве что на дачный домик в 200 километрах от Москвы. Маленькие гадости
В 2010 году дети, за рождение которых семьям полагается материнский (семейный) капитал, достигли возраста трех лет. Это означает, что реформа, вызвавшая в свое время большой общественный резонанс, начинает воплощаться в реальность. И особую актуальность приобретает вопрос о том, как предполагаемые эффекты от программы материнского капитала соотносятся с практическими результатами первоначального функционирования данного проекта.
Летом 2011 года программа «Гендерные исследования» (Европейский университет в СПб) при поддержке фонда им. Генриха Белля провела социологическое исследование, посвященное данной проблематике. В ходе исследования было собрано 19 интервью с матерями и семейными парами, имеющими право на использование материнского (семейного) капитала. Интервью проводились в Волгограде, Санкт-Петербурге, Московской и Ленинградской областях. В исследовании участвовали люди с разным числом детей в семье (от 2-х до 4-х детей), с различным уровнем образования (от среднего до высшего) и дохода. Настоящая статья посвящена обсуждению результатов описанного проекта.
Материнский капитал: содержание и критика
Отправной точкой для введения программы материнского капитала стало послание президента РФ В. В. Путина к Федеральному собранию 10 мая 2006 г. В этом выступлении президент определил демографическую проблему (сокращение численности населения) как наиболее острую проблему страны. Ее решение Путин связал, прежде всего, со стимулированием рождаемости, а именно, с введением мер государственной поддержки молодых семей (в первую очередь, женщин), которые принимают решение родить ребенка.
— Материнский капитал и детские пособия как-то стимулируют женщину стать матерью? — Материнский капитал незначительно повлиял на решение женщины рожать. Однако в регионах может быть существенной помощь в то время, когда женщина все свои силы должна посвятить уходу за ребенком и не может зарабатывать сама. Это когда малышу от полутора до двух лет. Поэтому увеличение пособия в этом возрасте по уходу за ребенком может послужить положительным фактором, а в некоторых случаях — решающим. Дело в том, что известны случаи, когда женщины даже после кесарева сечения были вынуждены искать работу, потому что прокормить ребенка на пособие они не могли. Другие меры, например единовременные пособия, по нашим наблюдениям, не очень эффективны. Светлана Руднева: «Только одна женщина из десяти отказывается от аборта»
Президент декларировал необходимость комплексного подхода к государственной помощи семьям. Совокупность, предложенных им нововведений включала в себя увеличение пособий по уходу за ребенком до 1,5 лет, компенсацию затрат на дошкольное воспитание детей, развитие репродуктивного здравоохранения. При этом в качестве главной меры, призванной побудить женщин к рождению, как минимум, двух детей, был назван материнский капитал.
Суть предложенной меры состояла в следующем: женщина, родившая второго (или последующего) ребенка в период с 1 января 2007 г. до 31 декабря 2016 г., получает от государства сертификат на «материнский капитал». Размер этого капитала в 2006 г. равнялся 250 тысячам рублей, а к 2011 году был индексирован до 365 700 рублей. По достижении ребенком трех лет мать может использовать данный сертификат строго в соответствии с законодательно определенными направлениями трат (на улучшение собственных жилищных условий, на образование детей или на накопительную часть собственной пенсии). Хотя в нормативных документах данная мера государственной поддержки была определена как семейная (официальное название программы звучит как программа «материнского (семейного) капитала»), фактическими ее адресатами выступили женщины-матери. Отец же получил право на распоряжение материнским капиталом только в исключительных обстоятельствах — в случае смерти матери, лишения ее родительских прав, совершения ею преступления против ребенка.
Вскоре после введения данная реформа оказалась в центре общественных дискуссий. Опасения либерально настроенных экспертов были связаны с тем, что монетарные выплаты в заявленном размере не достаточны для того, чтобы стимулировать семьи среднего класса к рождению детей. Уже на момент начала программы двести пятьдесят тысяч материнского капитала не могли служить существенным подспорьем для приобретения квартиры (в Москве на эту сумму можно было купить около 5 кв.м жилплощади) или оплаты образования ребенка. Экономисты предупреждали, что обещанная государством помощь покажется привлекательной только низкодоходным слоям населения, и увеличение числа рождений в данной группе семей в итоге приведет к ряду социальных проблем.
Другое, феминистски ориентированное, направление критики сосредоточилось на гендерных аспектах проводимой реформы. Его сторонниками подчеркивалось, что адресуя свои программы, прежде всего, матерям, государство тем самым закрепляет традиции советской социальной политики, когда женщина представлялась в качестве основного агента заботы о детях и пассивного объекта опеки со стороны патерналистского государства. Также был проблематизирован тот факт, что, отдавая приоритет монетарным мерам поддержки родителей (в том числе и материнскому капиталу), власть тем самым избегает решения более насущных вопросов семейной политики — реформирования детского здравоохранения, доступности дошкольных образовательных учреждений и т.п.
В 2008–2009 годах под влиянием критических замечаний, а также в контексте экономических изменений, в программу материнского (семейного) капитала был внесен ряд дополнений. В связи с мировым финансовым кризисом семьям, столкнувшимся с необходимостью выплаты ипотечных кредитов, было разрешено использовать материнский капитал на покрытие ипотеки сразу после рождения второго или последующего ребенка. Также гражданам было предоставлено право на оформление единовременной выплаты в размере 12 000 рублей за счет материнского капитала. Кроме того, право использовать материнский капитал на улучшение жилищных условий получили отцы, в случае, если на них оформлен кредитный договор, и они состоят в зарегистрированном браке с женщиной, имеющей право на материнский капитал.
Эти нововведения, однако, не сняли претензий, ранее предъявленных к программе: основным адресатом и распорядителем средств, по-прежнему, осталась мать ребенка; не был расширен список направлений, по которым может быть потрачен материнский капитал; его сумма осталась несопоставимой с рыночными ценами на жилье. Далее мы рассмотрим то, какую роль программа материнского капитала, в действительности, сыграла для семей с детьми, а также насколько оправданной оказалась предъявляемая к ней критика.
На что тратят?
При анализе отношения семей к программе материнского капитала нас интересовали два основных вопроса: какой выбор совершают граждане в рамках предложенных государством возможностей и как данная мера государственной поддержки соотносится с репродуктивными и экономическими стратегиями родителей.
Ответ на первый из этих вопросов в общем виде может быть найдет в статистических материалах, касающихся использования средств материнского капитала. Так, согласно официальным данным Министерства Здравоохранения и социального развития РФ, за период с января по сентябрь 2010 года Пенсионный фонд принял 27 тысяч заявок на перечисление средств материнского капитала на счета потребителей. Большая часть этих средств (около 24 тысяч заявок) была потрачена на приобретение жилья и улучшение жилищных условий. Еще 2,8 тысяч заявителей решили использовать сертификат на материнский (семейный) капитал для оплаты образования детей, только 210 заявок было подано по поводу перевода средств сертификата на накопительную часть пенсии матери.
Кроме того, в отчете министерства прослеживаются две интересные тенденции: 1) востребованность среди населения «антикризисных» изменений в программе материнского капитала (в 2009–2010 гг. было подано 239 тыс. заявлений на погашение ипотечных кредитов; 90% семей, имеющих сертификат, получили выплаты за его счет); 2) общий низкий уровень использования средств данной программы (к осени 2010 года средствами материнского капитала по основным направлениям трат воспользовались немногим более 11% от общего числа семей, имеющих соответствующие сертификаты). Обращаясь к интервью, собранным в ходе нашего проекта, постараемся прояснить наблюдаемое распределение.
Итак, наиболее значимым направлением трат материнского капитала гражданам представляется улучшение жилищных условий. «Квартирный вопрос», в целом, характеризуется ими как один из ведущих факторов, которые взвешивают молодые семьи при принятии решения о рождении детей. При этом участники нашего исследования говорят о том, что у них существуют определенные (достаточно высокие) стандарты, предъявляемые к жилью. Идеалом является квартира с несколькими комнатами (отдельная комната у каждого члена семьи), расположенная в «хорошем» районе с развитой инфраструктурой (детским садом и поликлиникой, находящимися рядом с домом). Для того, чтобы достигнуть этого идеала, граждане готовы аккумулировать все доступные им ресурсы — поддержку со стороны родительских семей, других родственников, друзей; помощь по месту работы; займы в банках; программы государственной поддержки.
Материнский капитал выступает одним из элементов (обычно не самым существенным) подобной сложной схемы, направленной на улучшение жилищных условий. При этом из-за наличия бюрократических барьеров и частых изменений в социальной политике, государственная поддержка оказывается ресурсом, на который сложнее всего рассчитывать, и обращение к которому труднее всего контролировать. Так, для некоторых семей программа материнского капитала предстала в роли счастливого случая, позволившего им выплатить остатки ипотечного кредита. Для других же семей, пытавшихся заранее включить ее в свои планы по приобретению жилья, она выступила самым слабым и непредсказуемым звеном финансовой цепочки, звеном, которое поставило под угрозу совершение сделки по покупке квартиры. К примеру, один опрошенных петербуржцев (Константин, 43 года) рассказал о том, как из-за задержки с перечислением материнского капитала было приостановлено получение его семьей другой, более крупной социальной выплаты, за счет которой планировалось купить квартиру. В итоге Константин, обращавшийся для разрешения данного вопроса в прокуратуру, пришел к выводу, что «этот сертификат, он является просто бумажкой, (…) он за деньги не сходит».
Таким образом, возможность использовать материнский капитал на улучшение жилищных условий порождает следующие действия его обладателей:
1) использование материнского капитала как счастливой случайности, позволяющей покрыть часть ипотеки. Важно, что этот, самый распространенный, способ использования материнского капитала не является стратегическим (и изначально не был предусмотрен в законе). Ипотека в подавляющем большинстве случаев оформлялась семьями до введения программы материнского капитала. Соответственно, хотя новая мера государственной поддержки и облегчила материальное бремя семьи, она не сыграла сколько-нибудь заметной роли при решении о приобретении жилья и связанном с ним решении о рождении ребенка.
2) запланированное использование материнского капитала на покупку дома/квартиры. Для данной ситуации характерно восприятие МК как одного из видов ресурсов, задействованных при покупке жилья. Хотя, по сравнению с поддержкой родительской семьи или кредитными займами, данный ресурс является наименее существенным, обращение к нему обычно описывается нашими гражданами как наиболее проблематичное. Отсутствие четких законодательных механизмов действия в ряде сложных ситуаций и бюрократические проволочки часто нарушают планы семей по использованию МК для улучшения жилищных условий. Выходом из подобных сложных положений нередко становится обращение к «теневым» схемам (например, выплата взяток чиновникам). Здесь следует отметить, что многие семьи, которые рассматривают возможность потратить материнский капитал на улучшение жилищных условий, взвесив возможные препятствия и затраты, в итоге решают этого не делать.
Вторым по популярности направлением использования средств материнского капитала (по объемам — менее распространенным) выступает образование детей. Принадлежащие к среднему классу семьи рассматривают развитие культурного и социального капитала своих детей как одну из значимых составляющих родительской роли. В этом контексте образование выступает приоритетным направлением семейных трат. Однако, несмотря на то, что многие родители, участвовавшие в нашем исследовании, вкладывают значительные собственные средства в дошкольное обучение ребенка (посещение ей/им кружков, секций, занятий с репетиторами), они не планируют использовать для данных целей материнский капитал. Этому есть два основных объяснения.
Во-первых, родители отклоняют вариант использования материнского капитала на высшее образование детей в силу того, что нестабильность проводимой социальной политики и текущие перемены в системе образования не позволяют им строить долгосрочных планов. Во-вторых, граждане, сами учившиеся бесплатно, в целом, рассчитывают на получение их детьми бесплатного образования. В случае же его полного перехода на платную основу, семьи не рассматривают материнский капитал как возможное средство для решения проблемы.
Те из опрошенных, кто все же использовали материнский капитал на образование детей, вложили его в дошкольное обучение ребенка (детский сад, творческие кружки и т.п.). Выбор данного варианта был определен для них недоверием к стабильности проводимой государством политики и стремлением получить обещанную поддержку «здесь и сейчас». Семьи, предпочетшие этот путь, отмечают наличие ряда трудностей, возникающих при попытке потратить материнский капитал на образовательные цели. В первую очередь, такие трудности связаны с недостаточной разработанностью (иногда просто отсутствием) институциональных механизмов использования средств сертификата в данном русле. В итоге граждане сталкиваются с необходимостью самостоятельно собирать информацию об особенностях юридических процедур, а также преодолевать бюрократические барьеры. Вот что рассказывает нам одна из женщин, которой удалось использовать средства МК на оплату коммерческого детского сада:
«Я даже не знаю, кому пришла в голову мысль, что мы можем оплатить садик таким образом. Я задала этот вопросом в эту комиссию. Они сказали: „Да, только мы пока ничего не знаем“. Потом они это где-то узнали. И даже до меня из нашего садика одна мамочка успела это оформить. То есть мои документы шли повторно, и было проще требовать необходимые для этого документы» (Галина, 37 лет, Санкт-Петербург).
Третье направление использования материнского капитала связано с вложением этих средств в накопительную часть пенсии матери. Однако данный путь обычно не рассматривается семьями всерьез — уже отмеченное ранее недоверие к стабильности проводимой социальной политики и череда перемен в пенсионной системе мешает гражданам строить столь долгосрочные планы.
В продолжение темы следует отметить оправданность либеральной критики, высказанной при введении реформы. Для значительной части граждан сумма, предоставляемая по данной программе, действительно, оказывается слишком незначительной, чтобы за ее счет можно было улучшить жилищные условия или оплатить образование детей. По словам одной из опрошенных матерей, исходя из реальных цен на рынке, на средства материнского капитала можно приобрести 5 квадратных метров жилья. Поскольку старшая дочь нашей собеседницы не поступила в вуз на бюджетное отделение, женщина задумалась о том, чтобы вложить материнский капитал в образование ребенка. Однако по ее подсчетам, суммы сертификата хватило бы только на два с половиной года обучения в одном из университетов Петербурга.
В результате, родители, не имеющие достаточных дополнительных ресурсов и не доверяющие возможности вложить материнский капитал в пенсию, выбирают стратегию «отложенного использования». Материнский капитал превращается для них в «бумажку», которая слабо принимается в расчет при формировании экономических планов семьи и может быть использована только в случае благоприятного стечения обстоятельств. «Это не капитал — это бумажка о капитале!» — так охарактеризовала данную ситуацию молодая мать из Подмосковья.
Находящиеся в подобной ситуации граждане отмечают, что они были бы рады потратить средства материнского капитала на другие насущные семейные нужды, не представленные в законе о дополнительных мерах государственной поддержки — ремонт квартиры, покупку земельного участка, оплату лечения ребенка. Существование такой потребности, а также сомнения в стабильности государственной поддержки, заставляют их задуматься о способах нелегального обналичивания материнского капитала. Хотя никто из опрошенных сам не прибегал к «теневым» схемам использования материнского капитала, данная практика им обычно хорошо известна по опыту знакомых или из средств массовой информации. Зачастую она связана с получением в банке займа под залог материнского капитала и последующей фиктивной «покупкой» за эти деньги ветхого жилья (в нашей стране появилось достаточное число фирм, помогающих осуществить данную операцию, однако, граждане нередко осуществляют ее и самостоятельно — «покупая» жилье у родственников или знакомых).
Обобщая сказанное, можно выделить следующие основные стратегии использования материнского капитала:
1) на улучшение жилищных условий, которое доступно только для семей имеющих дополнительные источники финансовой поддержки;
2) на покрытие ипотеки — ситуационная мера, добавленная в закон на определенный период и стратегического значения не имеющая;
3) на образование детей; причем в большинстве случаев, избегая долгосрочного планирования, родители инвестируют средства капитала в дошкольное образование ребенка;
4) «отложенное использование», при котором семьи сомневаются в реалистичности одного направления трат, заявленного государством, но при этом не имеют дополнительных ресурсов для использования МК на другие легитимные нужды;
5) «обман государства» — попытки нелегально обналичить материнский капитал, связанные с желанием решить насущные проблемы и недоверием к государственной политике.
В этой ситуации наиболее популярным и, по сути, не стратегическим способом использования материнского капитала выступает получение за его счет единовременной денежной выплаты (12 000 рублей). Данные действия соотносятся с общим восприятием семьями социальной политики, которое можно резюмировать во фразе «брать от государства всё, что можно, здесь и сейчас». Рефреном звучат в интервью следующие слова: «Вроде как ввели снять двенадцать тысяч. Мы, естественно, сразу сняли, потому что, как говорится, с паршивой овцы хоть шерсти клок» (Полина, 35 лет, Волгоград). Однако очевидно, что полученный «клок шерсти» не является существенной прибавкой к семейному бюджету. Эти деньги, несоизмеримые с затратами на воспитание ребенка, «уходят на памперсы», по словам большинства родителей.
Описанные трудности в использовании материнского капитала, небольшая сумма данной меры государственной поддержки, неверие в стабильность проводимой социальной политики ведут к тому, что семьи не принимают в расчет материнский капитал, обсуждая решения о рождении детей и их числе. В целом, граждане одобряют поддержку материнства и родительства как принципы социальной политики. Однако наше исследование показывает, что горизонт ориентации граждан на помощь со стороны государства существенно ограничен. Опрошенные отдают отчет в изменчивости существующей семейной политики и не могут рассчитывать на нее в долгосрочной перспективе, поэтому они стараются «брать все, пока дают» (в краткосрочной перспективе). В остальном граждане предпочитают рассчитывать на себя и свою семью, на всевозможные доступные ресурсы, включая собственные навыки, личный и профессиональный опыт, способность индивидуально «сражаться» с системой в интересах семьи и ребенка, преодолевая многочисленные барьеры формальными и неформальными способами.
Материал подготовлен в рамках программы «Гендерная демократия» Фонда им. Генриха Бёлля.

 

    Rambler's Top100